НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
МОДЕСТ КОЛЕРОВ: МОСКВА НЕ БУДЕТ ДАВИТЬ НА ПРИДНЕСТРОВЬЕ
интервью
В марте ожидаются переговоры на уровне глав государств между Молдавией и Приднестровьем. О перспективах урегулирования приднестровского конфликта, развития отношений между Тирасполем и Кишиневом, а также роли России в регионе корреспондент «РВ» побеседовал с управляющим директором ИА REGNUM, бывшим начальником управления Президента России по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами Модестом Колеровым.

- Модест Алексеевич, что можно ожидать от планируемой встречи президента ПМР Игоря Смирнова и президента Молдавии Владимира Воронина? Как вы думаете, в каком формате она пройдет – на российской территории или, как предлагает Смирнов, на приднестровской?
- Не принципиально, на какой территории пройдет эта встреча. Это предмет дипломатического торга. Нет никаких оснований ждать, что внутренние мотивы молдавской и приднестровской сторон могут породить какое-то новое содержание. При этом молдавская сторона полностью полагается на то, что Россия надавит на Приднестровье и заставит Тирасполь принять бескомпромиссную молдавскую модель.
Но для специалистов совершенно очевидно, что давление на Приднестровье со стороны России не будет иметь эффективного результата. Это давление может показаться легким, дипломатически «паркетным», но это давление реально не исполнимо. В первую очередь потому, что с молдавской стороны нет никакой позитивной компромиссной динамики. А рассчитывать на то, что Россия будет заставлять Приднестровье капитулировать, просто не реально. И не только в силу каких-то особенных человеческих качеств представителей России, а в первую очередь потому, что полмиллиона приднестровцев не примут капитуляции.
Поэтому я не жду никаких особых результатов от встречи Смирнова и Воронина, особенно потому, что эта встреча может произойти до выборов в Молдавии, то есть до 5 апреля, и поэтому будет иметь только и исключительно предвыборный смысл.

- На чем основана уверенность президента Молдавии в том, что Россия может оказать давление на Приднестровье? Насколько оправданы ожидания Воронина, считающего, что можно не принимать в расчет мнение Тирасполя, если остальным участникам урегулирования удастся достичь консенсуса?
- Россия неоднократно и прямо заявляла, что консенсус надо достигать сторонам урегулирования, а не Молдавии с посредниками и наблюдателями. Поэтому надежды Молдавии на то, что достигнув какого-то консенсуса с Москвой, она сможет заставить Приднестровье пойти на капитуляцию, не обоснованы. Но растущие аппетиты Воронина прямо опираются на его представления об уступчивости и слабости российской стороны. О том, что все и любые последовательные и систематические отказы Воронина от компромиссных моделей урегулирования были не только проглочены Россией, но и не встретили никакого даже слабого риторического афронта. Воронин надеется тем больше на соучастие российской стороны, чем больше Россия молчит по поводу реальных нарушений с молдавской стороны принципов урегулирования.

- Приднестровье до сих пор является членом «союза непризнанных государств». Как уже признанные Южная Осетия и Абхазия могли бы помочь в решении приднестровского вопроса?
- Абхазия и Южная Осетия не отказываются от сотрудничества с Приднестровьем в рамках содружества непризнанных государств, но реально они помочь урегулированию не могут. Единственное, в чем могло бы состоять позитивное участие Абхазии и Южной Осетии в рамках содружества непризнанных государств, так это в легитимации тех прав и возможностей Приднестровья, которые принадлежат ему по факту и признаны в том числе и международными организациями – то есть права, принадлежащие ПМР как стороне урегулирования конфликта. Речь идет о внешнеэкономических связях, гуманитарных, коммуникационных – всех тех правах, которые Молдавия явочным порядком отняла у Приднестровья. Абхазия и Южная Осетия могли бы, имея сходный опыт достижения независимости, по крайней мере, помочь Приднестровью сохранить свою международно признанную субъектность. Это максимум, что можно ждать.

- В своем недавнем интервью Воронин сделал акцент на то, что после последнего своего визита в Москву Смирнов сразу же посетил Киев, где встретился с министром иностранных дел Украины. Как вы прокомментируете активизировавшиеся контакты ряда представителей приднестровской стороны с Украиной?
- Эти контакты носят многолетний и давний характер. Они были тем более активны в девяностые годы, когда Россия практически не занималась с достаточной степенью активности приднестровской проблемой. Но надежды Смирнова или вице-президента Королева, или еще кого-то на эффективную помощь Украины в урегулировании ни на чем не основаны. Потому что со стороны Украины урегулированием занимается президентская вертикаль, а она стоит на жестких принципах капитуляции Приднестровья перед Молдавией. Рассчитывать на помощь Украины, которая сама находится внутри нарастающей смуты, я думаю, нет никаких оснований.

- Как существующие проблемы с поддержанием курса национальной валюты на Украине, а также возможный дефолт могут повлиять на состояние экономики Приднестровья?
- Безусловно, это тяжело отразится на состоянии экономики Приднестровья. Но если осознание экономической катастрофы Украины будет более быстрым, чем это обычно бывает, то в этой катастрофе возможно найти облегчение приднестровского бремени, упростив Тирасполю торговые связи через Одессу. Но я сомневаюсь, что Украина будет так глубоко и далеко мыслить.

- Что бы Москва на практическом уровне могла сделать для поддержки Тирасполя, а также для усиления связей России и Приднестровья?
- Необходимо категорически вернуться и настоять, чтобы это было признано Молдавией, к протоколу от 8 мая 1997 года, согласно которому Приднестровье свободно и суверенно в ведении самостоятельной внешнеэкономической политики. Если это возвращение состоится, то даже в условиях кризиса Приднестровье как мощный промышленный узел вполне справится с эффективным обслуживанием российских экономических интересов и выживет в условиях кризиса быстрее и эффективнее чем Молдавия.

- Насколько объективны утверждения молдавской стороны о том, что большинство приднестровских предпринимателей хотели бы объединения с Молдавией?
- Вы знаете, большинство приднестровских предпринимателей вынуждены соблюдать молдавские таможенные и налоговые правила, но уверяю вас, это не любовь. Это скорее принуждение к любви, но уверен, что у приднестровских предпринимателей такого рода молдавский рэкет ничего, кроме ненависти не вызывает.

- Каковы временные перспективы решения приднестровской проблемы? Она по-прежнему останется в «замороженном» состоянии или получит быстрое урегулирование?
- Эта проблема не имеет быстрого решения. Если кто-то попытается переломить ситуацию через колено, то он, на самом деле, осуществит только псевдорешение. Поверхностное решение. Оно не только будет исполняться через «пень – колоду», но и на самом деле поставит и Молдавию и, в первую очередь Приднестровье, перед лицом социально-экономической катастрофы. Молдавия не справится с приднестровским наследием, ей эти полмиллиона приднестровцев не нужны, Кишиневу нужна промышленная база. Но как Молдавия справляется с промышленной базой, с советским наследием, мы знаем. Она просто уничтожает ее.
Поэтому любое поверхностное политическое решение будет торпедировано сложнейшей социально-экономической практикой. А медленное решение, поэтапное решение, во-первых, подразумевает отказ Молдавии от политического и бессмысленного диктата, во-вторых, подразумевает согласование определенного круга совместных экономических и политических интересов Молдавии и Приднестровья. И в этих условиях реальная оценка экономического потенциала, развития человеческого капитала Молдавии и Приднестровья делают их как минимум равными, не только за столом переговоров, но и с точки зрения строительства взаимных отношений.

- Ваш прогноз развития ситуации на дальнюю перспективу? Что будет с Приднестровьем и Молдавией через двадцать лет?
- Если врагам Приднестровья удастся заставить его капитулировать, то это будет пиррова победа для Молдавии. Молдавия рухнет тем быстрее, чем скорее она будет пытаться поглотить Приднестровье. Молдавия однозначно будет поглощена Румынией. Вопрос лишь в том – будет ли она поглощена с Приднестровьем или без Приднестровья. Но поглощение Молдавии Румынией – это однозначный сценарий. Он может быть только ускорен почему-то желаемым молдавским проектом присоединения к себе Приднестровья. Молдавия не выдержит бремени Приднестровья и ответственности за приднестровцев.
Если же Приднестровье не капитулирует, то через двадцать лет вполне может стать состоявшимся Люксембургом с мощной промышленностью. И все остальное, что развивается за рекой, с молдавской стороны, будет просто пригородом Тирасполя.

Беседовал Дмитрий ЕРМОЛАЕВ
04.03.2009



 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©