НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

Три парада – три Украины

Выходные на Украине ознаменовались двумя парадами, в субботу неонацистов в Мариуполе и в воскресенье представителей ЛГБТ в Киеве.
Подробнее »

 
Игорь Гусев: Мечтаю создать «Историю Латвии» с точки зрения русского латвийца
интервью
В октябре 2008 года в окрестностях Саласпилсского мемориала, посвященного печально знаменитому нацистскому концлагерю на территории Латвии, состоялся субботник. Тогда на призыв латвийского историка и журналиста Игоря Гусева откликнулось более 150 человек, трудами которых заброшенное, заросшее лесом православное гарнизонное кладбище было частично расчищено и открыто. И это не единственная общественная акция, организованная редактором русского исторического журнала, автором и ведущим популярной телепередачи, страстным краеведом, популяризатором истории. Кто же он такой, этот Игорь Гусев, личность неугомонная и крайне неудобная для официозных латвийских историков?

- Откуда у вас появился такой интерес к прошлому?

- Историком я стал, можно сказать, по призванию. Родился в 1965 г. в Риге. Повезло жить в самом центре, и потому с юных лет пропитался духом этого самого замечательного города на земле – Риги. Еще с младших классов мечтал стать археологом. Но - увы, в «страшные годы русской оккупации», как теперь называют то время, гуманитарное образование в Латвийском университете было доступно исключительно на латышском языке. Для русских оставалось в основном вечернее и заочное отделения. Пытался поступать в Москве, но срезался на экзаменах. Тогда страдал страшно, а теперь не жалею. Дело в том, что хотя я и учился по «кастрированной» программе вечернего отделения, узнал достаточно много, чтобы неплохо разбираться в истории Латвии.

Я успел застать еще старых, академических преподавателей, которые действительно знали свой предмет, а не ныли бесконечно о «страданиях латышского народа» под игом различных оккупантов. Это были матерые старики, многие из которых являлись специалистами европейского уровня. Многих из них, увы, уже нет среди нас…

Интересно, что даже в советское время история национальных республик основывалась на интерпретациях т.н. «нацкадров», которые упрямо гнули свою линию и даже в условиях партийного контроля успевали многое. Это приводило к тому, что множество интереснейших, поразительных моментов оставалось вне издаваемых тогда учебников. Московских ученых мало интересовало реальное положение вещей, у них были свои научные темы и разработки - в результате получалось, что о богатейшей истории русских Латвии писалось крайне мало. По сути, латышские ученые избирательно трактовали историю нашего региона в выгодном для себя ключе, а все попытки отдельных энтузиастов заниматься исследованиями русского прошлого Прибалтики откровенно пресекались.

Сегодня русских историков, воспитанных на местной почве, имеется в Латвии лишь несколько человек, и потому на нас лежит огромная ответственность за то, чтобы русские исторические традиции не пресеклись, чтобы замалчиваемые официальной латвийской историей факты не канули в вечность, а были известны и популярны.

- Например?

- Примеров тьма! Мне рассказывали, как еще в 1970-е гг. во время археологических раскопок проводилось негласное отсеивание «неудобных» фактов. Например, в Латгалии (восточная Латвия) имеется немалое число древних курганов, начиная с VI века н.э., имеющих ярко выраженные славянские элементы. В случае обнаружения подобных находок раскопки прекращались, и шел поиск исключительно балтских предметов.

Племя славян-вендов, оставивших глубочайший след в латвийской истории, объявляют «разновидностью курземских ливов». Русский владетель Кукенойса (Кокнесе) Вячко в латышских учебниках трактуется как «древнелатышский правитель Ветсеке», а князь Ерсики Всеволод Мстиславич переименовывается в «правителя Висвалдиса».

По поводу происхождения имени столицы Латвии существует более 20 версий - но то, что еще в XVI веке немецкий просветитель Филипп Меланхтон высказал мысль, что Ригу основали славянские выходцы с острова, Рюгена вы нигде не услышите. О зверствах солдат Петра Великого вам поведают со смаком и придыханием, а о том, что уже в XIII веке в Риге имелся Русский квартал и существовала Русская улица, почему-то замалчивается.

- А как вы стали журналистом?

- Восемь лет я проработал в школе - можно сказать, в самое сладкое, перестроечное время, с 1986 по 1994 гг. Старые каноны тогда уже отменили, а новых строгостей еще не ввели. Сам составлял свою оригинальную программу, много экспериментировал. Это было жутко интересно.

Мне очень нравилось преподавать, но потом, когда почувствовал, что идеологические «гайки» понемногу закручиваются, понял: пора уходить.

Тогда как раз создавалось новое коммерческое телевидение. С 1993 г. (без отрыва от школы) начал там работать - выпускать единственную в Латвии русскую культурно-публицистическую программу «Клио» (муза истории в Древней Греции). Это было бесподобное время! Мы работали в нищете, на примитивнейшей аппаратуре, но выпускали передачи, за которые не стыдно до сих пор. Обидно до слез, что по бедности нашей работали в формате Super VHS, и сегодня наши уникальные съемки трудно использовать в силу технического несовершенства отснятого материала.

За несколько лет мы сделали более ста передач. Успели отснять людей, которые уже ушли, здания, которые уже снесли… Можно сказать, оставили свой след в истории.

Мой оператор, Зигурд Ласманис, был вообще уникальный человек. Ярый латышский «национал», человек исключительно талантливый и чрезвычайно творческий. Коллеги частенько веселились от нашей парочки и особенно от наших диалогов. Зигурд частенько, сурово насупив брови, строго вопрошал меня: «Гусев, я кто?». «Ты – буржуазный националист». «Угу. А ты тогда кто?!». «Русский великодержавный шовинист!»… Следовала пауза, после которой мы с ним хором констатировали: «И мы делаем эту передачу!».

Его самого эта ситуация исключительно забавляла. Но особенно он изумлялся тому, что на латышских каналах так и не появилось латышской культурно-просветительской передачи об истории родной страны. Возможно потому, что тема эта заведомо некоммерческая и денег больших принести не может.

- Но телевизионное творчество в итоге пришлось прекратить. Что послужило причиной?

- Все хорошее когда-нибудь кончается. На протяжении нескольких лет шла последовательная борьба по удушению русского телевидения Латвии - и из-за крошечного рекламного рынка, и из-за идейных установок государственных властей. В 2000 г. был «удавлен» последний русскоязычный канал TV-Riga. Вместе с ним умерла и наша передача, поскольку на других каналах места ей не нашлось. Но нет худа без добра - к тому времени я уже начал выпускать журнал боевых искусств «Кумитэ».

- Далековато как-то от истории…

- Отнюдь. Прежде всего, в «боевухе» меня всегда привлекали вопросы философии, эстетики, практического развития прикладных единоборств. Боевые искусства - совершенствование не только тела, но и духа человека. Все это очень многогранно и дало мне возможность найти себе применение как историку, как исследователю и как бойцу. Сам я увлекался каратэ еще в начале 80-х гг., позднее занимался самбо, кик-боксингом, тайским боксом, познакомился с элементами некоторых весьма экзотических систем. Все это было безумно интересно, и я искренне жалею, что темп жизни и катастрофическая нехватка свободного времени не позволяют мне сегодня регулярно посещать спортивный зал.

- То есть историю вы не забывали?

- Как я мог забыть то, что давно уже стало моим неразрывным составляющим, азарт исследователя! Это как породистую охотничью собаку перестать выводить в лес - она неминуемо зачахнет. Понимая это, пес любыми путями будет стремиться вернуться к любимому делу. Так и я - приходил материал, копился личный архив, набирались впечатления от интересных встреч.

И вот наконец в 2002 году вышел первый выпуск культурно-публицистического вестника «Клио» - единственного специализированного русского журнала, последовательно рассказывающего о русской истории Прибалтики. Можете поверить – то, что печатается в нашем журнале, в местных учебниках истории вы днем с огнем не сыщете!

- Издание исторического журнала – дело недешевое. Разбогатели ненароком или спонсоры нашлись?

- Я исключительно везучий человек. Мне помогали друзья: верстка, печать, авторские гонорары – все это решалось в предельно экономном и щадящем режиме. Понимая, что делаем мы благое дело, люди часто помогали совершенно безвозмездно.

Конечно, противостоять пропагандистскому государственному аппарату крайне неблагодарное дело, но как сказал князь Александр Невский: «Не в Силе Бог, а в Правде», Значит, все трудности мы преодолеем. Это несомненно.

Поверьте, я патриот Латвии и латвийского флага (тем более что в основу его положен флаг славян-вендов). Но считаю, что сила моей страны в единстве и дружбе всех населяющих ее народов. Сегодня стараниями латышских национальных политиков из Латвии сделали страну классического апартеида. Есть «избранная элита» из латышей и есть – все остальные. Но это тупиковый путь, ведущий в пропасть.

Как мне верить лидерам моей страны, когда ее президент Затлерс демонстративно заявляет, что отказывается от употребления русского языка?! Я русский латвиец, но Россия моя отчизна и мне не нравится, когда устами национальных политиков она поливается грязью, а в латышских СМИ о ней доброго слова не сыскать. Я не хочу, чтобы мой ребенок учился в школе по учебникам, в которых русские изображаются жестокими варварами, а многовековое дружественное сосуществование наших народов старательно замалчивается.

Историю Латвии у нас подгоняют под некий антирусский стандарт, а в самой России ее просто не знают. И если сегодня мы, русские историки не скажем свое веское слово, то завтра московские студенты будут постигать историю стран Балтийского региона исключительно в интерпретации латышских национально-упертых «специалистов».

- Что вы предпринимаете для отстаивания ваших идей?

- Просто работаю. Знаете, мне по душе один зримый образ: в 1941 году основным видом оборонительных позиций солдат Красной Армии была индивидуальная ячейка (считалось, что ее труднее поразить артогнем противника). Потом от этого отказались, поскольку стало ясно, что в траншее человек сам на виду и товарищей своих видит. Психологически ему легче выдержать ужас боя. Ячейка же – это практически готовая могила. Ты один. Сам по себе. Это очень страшно. Но если хватает духа и веришь в свою правоту, ты будешь сражаться до конца. И плевать, что остался один, что соседи погибли, или отошли, бросив тебя. Ты отвечаешь за свою позицию, свой окоп. Вот и дерись!

Я не могу говорить за всех. Но в своем окопе, на своей позиции, я пока держусь, хотя это очень трудно, а порой и страшно.

- За последние годы вы издали несколько книг…

- И каждая бесконечно дорога... Это прежде всего «Занимательная история латвийских русских» - по сути, первая попытка откровенно и прямо заявить о тысячелетней истории пребывания русских на земле Балтии. Ведь сегодня как норовят вывернуть: «Русские в Латвии – последствие советской оккупации. Их завозили сюда исключительно после войны». Нет, ребятушки, врете! Мы не чужие на этой земле, и многие поколения наших предков покоятся в ней.

Вышел сборник материалов о Саласпилсском концентрационном лагере «Быль о Саласпилссе». Ведь до абсурда доходит: крупнейший в Прибалтике гитлеровский концлагерь лукавая латвийская историография объявила «воспитательно-трудовым». Хорошо воспитание, стоившее жизни десяткам тысяч людей!

Еще выпустил книгу по истории Риги, первую за многие годы книгу по истории нашего города, написанную русским историком. Материалы для нее собирал почти 30 лет!

В конце прошлого года была завершена работа над уникальным биографическим справочником «Выдающиеся русские латвийцы». Этот справочник включает в себя сведения о наиболее достойных русских представителях культуры, науки, государственной, общественной и военной службы, жизнь и деятельность которых была тесно связана с Латвией. Они уже ушли из жизни, но их судьбы, их дела, их свершения должны всегда оставаться для нас благим примером. Всего там представлено более 130 имен.

- Но и режиссерскую работу не оставляете?

- Увы - черного кобеля не отмоешь добела: в январе состоялась презентация моего документального фильма «Саласпилсский шталаг». По гитлеровской терминологии лагерь военнопленных рядового и сержантского состава именовался Stammlager, сокращенно – ШТАЛАГ. Фильм рассказывает о страшной судьбе заключенных Stalag 350/Z, размещавшегося в Саласпилсе. Этот лагерь оказался в тени трагической известности Саласпилсского концлагеря для гражданских лиц, располагавшегося неподалеку, и потому о нем редко вспоминают. Но память десятков тысяч замученных нацистами советских солдат требует к себе должного внимания. В фильме снимались последние узники Саласпилсского шталага: Михаил Зеленский и Константин Оверченко.

В процессе работы над этим фильмом удалось сделать настоящее открытие. Мы разыскали гарнизонное кладбище солдат еще царской армии, находившееся в окрестностях Саласпилсского мемориала. Как установила в 1944 г. Чрезвычайная государственная комиссия, перед бегством нацисты пытались скрыть следы своих злодеяний: специальные команды смертников вскрывали братские могилы узников Саласпилса и сжигали трупы. Некоторые захоронения намеренно делались на старом гарнизонном кладбище среди могил царского времени.

Чудовищная несправедливость! До сих пор не установлено памятников на местах захоронений мучеников Саласпилса. Сегодня это дает возможность подонкам от истории нахально утверждать, что Саласпилс являлся чуть ли не курортом. Но мне удалось достать уникальные кадры кинохроники, отснятой вскоре после освобождения этих мест. Там видны горы трупов извлеченных из свежевскрытых захоронений.

- Вероятно, приходится много времени работать с архивными материалами?

- Обидно, что латвийские архивы оказались более открыты и доброжелательны чем Российские. Я посылал официальный запрос в Государственный архив Российской Федерации, лично обращался к его директору Мироненко С.В. с просьбой разрешить мне сделать копии материалов по Саласпилсскому лагерю. Это крайне важно, поскольку официальные бумаги позволили бы мне вести полемику на совершенно ином уровне. Речь идет о том, что бы добиться установления памятников погибшим.

Увы… Господа из ГАРФа даже не посчитали нужным нам ответить.

- Вас это обескуражило?

- Что делать, предыдущие годы научили, что со стороны официальных чиновников помощи ждать не приходится. Тем отраднее, что среди простых людей есть немало честных отзывчивых сердец. Так уж получилось, что для нас, русских Латвии, день 9 мая – это не просто памятная дата в календаре. Это действительно наш Праздник, день нашего Единства. И чем активнее идейные наследники нацистских выродков пытаются переписать историю Великой Отечественной войны, тем больше будет цветов у памятника Освободителям Риги.

Осенью прошлого года на старое Саласпилсское гарнизонное кладбище пришло более 150 человек, которые по сути вырвали из небытия этот напитанный страданием кусок глухого леса. Вырубили заросли, вынесли бурелом, установили православный крест на руинах часовни.

Через несколько дней, когда мы с оператором приехали туда, чтобы сделать несколько кадров для нашего фильма, мы обнаружили там человеческие останки… Эти косточки показались из земли, как будто сами погибшие просят помнить о них. Было очень много деталей женской обуви с фрагментами стоп. Лично меня потрясли остатки изящной девичьей туфельки. Судя по размеру, это была совсем молоденькая девушка. Уже не ребенок, но еще не взрослая женщина. Сохранились пальчики, кусочки чулка… Какая нелюдь прервала нить ее жизни?!

Мы все собрали, и я надеюсь, что после того, как мы проведем субботник 18 апреля, все останки перезахороним с соблюдением христианского обряда. Обязательно пригласим священника.

- Традиционный вопрос – планы на будущее…

- Планов неимоверное количество. Если хватит сил и здоровья, хотелось бы завершить работу над серией книг об истории латвийских русских, доведя ее до нашего времени.

В настоящий момент готовится к изданию часть II, «Кровью умытая», рассказывающая о событиях Гражданской войны на территории Латвии. Мечтаю издать «Историю Латвии» с точки зрения русского латвийца. Но самое главное - надо в ближайшее время закончить фильм об истории латвийских русских. Его съемки мы завершили еще прошлым летом, но никак не получается закончить монтаж и озвучивание. Не хватает сил и времени.

- Все это весьма затратные проекты, кто вам помогает?

- Мир не без добрых людей, хотя конечно, средств всегда не хватает. Моя супруга – добрая женщина и из дому пока не гонит. Надеюсь, какое-то время еще продержусь. Но конечно, отсутствие финансирования - беда, которая губит на корню многие наши планы. Беда в том, что сегодня Латвия не нужна никому. Мы вдруг стали неинтересны и Западу, и России. Так, мешаемся под ногами... Помощи ждать не приходится. Но пока я жив, буду что-то пытаться делать, как бы тяжело это ни было…

Беседовал Сергей МАЛАХОВСКИЙ, специально для «РВ»
15.04.2009


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©