НовостиФорумПишите намФотогалереяПоискАрхив

С Новым годом, 2017-м!

С Новым годом, 2017-м! Семнадцатый год в России – говорящая цифра. Её знает каждый житель нашей страны. Поэтому поздравления с наступающим семнадцатым годом звучат несколько двусмысленно.
Подробнее »

 
Янис Урбанович: необходима сборная «смертников», которая вытащит эту страну из кризиса
Latvijas Avīze (перевод)
«Latvijas Avīze» взяла интервью у руководителя партии и председателя фракции Сейма «Центр согласия» Яниса Урбановича.

LA: Вы как-то сказали, что хотите и можете возглавить правительство. Но вы не единственный, кто готов это делать. Как вы оцениваете свои шансы?

Урбанович: Как только политик берет на себя руководство партией, он фактически становится кандидатом на пост премьера от этой партии. Я уже долгое время являюсь председателем партии «Народного согласия» и естественно, я себя «тренировал» для такой возможности. Я не думаю, что руководство правительством медом намазано и это лучшее место, где может находится политик. Особенно в нашем положении. С другой стороны, для любого политика тяжелые времена - это лучший период проявить себя. Обычно кризис показывает, кто на что способен.

Однако я хочу подчеркнуть, что никогда не возьмусь формировать кабинет министров, если это будет происходить не по оговоренным в Сатверсме принципам. До этого ни одно правительство по ним не создавалось. Главный принцип, который следует соблюдать – министров в правительство приглашает глава кабинета и он отвечает за них перед Сеймом и перед народом. У нас же обычно премьер-министр избирается путем компромисса и министров выдвигает партия по своему усмотрению.  Если этот порядок сохранится, я не буду готов взять на себя руководство правительством. Я на самом деле весьма высоко оцениваю свои способности руководить людскими коллективом, я делал это всю жизнь. Часто мне удавалось преодолеть отсутствие достижений в людях, развить их таланты. Но как руководитель правительства я хотел бы работать с людьми, лучшими в своих областях. Мне было бы все равно, находятся ли они на одной политической платформе со мной, состоят ли они в партии вообще и в какой именно.

– Кто это может быть?

– Знаете, если президент Затлерс мне предложит эту должность, многие люди будут удивлены, когда я предложу им стать министрами. Но они согласятся, если я пообещаю им не мешать реализовывать их идеи, о которых мы договоримся. В нашей партии много сильных людей, но я бы не взял никого из своих. Почему? Чтобы доказать, что у меня нет никаких шкурных или бизнес интересов...

– Подождите, но Ваша партия определенно так не думает и ваши избиратели тоже.

-  Может быть. Но сейчас не время увлекаться любовью к своим людям. Я не хочу стать очередным козлом отпущения в глазах общества, и всем остальным, кто таким не хочет быть, нужно принять эту модель. Необходима сборная «смертников», которая вытащит эту страну из кризиса.

Мне понравилось бы руководить коллективом, который видел бы меня как политического соперника, которому каждый хотел бы доказать что он лучший, но все бы работали по четко определенным и утвержденным Сеймом целям. Я не в коем случае не допустил бы, чтобы отдельные партии или президент попытались повлиять или напрямую руководить одной из отраслей. Сейчас мы живем в стране, где президент руководит заседаниями правительства. По конституции, это конечно, допустимо, но эти заседания происходят не потому, чтобы инициировать какой-то вопрос, а чтобы показать, что премьер не справляется со своими обязанностями.

– Но чтобы руководить правительством, нужна поддержка. Где вы видите сторонников своих идей?

– Моя цель не стать премьером. Я не отказываюсь, я готов взять на себя ответственность, но мне важнее поднять эту проблему, показать, почему правительства Латвии такие, какие они есть. Мы живем вопреки тому, что написано в Сатверсме. И Сейму стоило бы исследовать и подискутировать о готовящихся решениях, провести экспертизу того, что делает правительство. Но со времен 6-го Сейма этого не делалось.

– А что же тогда делает Сейм?

– Мы регистрируем правительственные решения. Это нажимание кнопок.

– И оппозиция тоже только кнопки нажимает?

–Оппозиция все больше понимает, что вся ее работа – критика, изучение, предложения – все напрасно и работает все слабее и слабее. У этой работы нет смысла. Власть грешит отсутствием качества, так как знает, что у нее в Сейме обеспечено большинство голосов, которые поддержат и плохо подготовленные законы. Дискуссии – хорошо ли это и не стоит ли пойти другим путем – в Латвии не происходят. У нас вроде как есть все институты власти, но они не работают. Сейчас у нас крепостная зависимость – партии беспокоятся только о своих сферах. Госуправление раздулось, так как каждая партия, придя в министерство, пытается там задействовать своих людей – родных, знакомых. Я с радостью поддержку любого премьера, который сломает сложившийся порядок.

– До Вас подобные же мысли высказал «неполитический экс-банкир» Мартиньш Бондарс, по его мнению в Латвии нет правительства, а страной управляет коалиционный совет. Но как по Вашему мнению коалиционным партиями в таком случае держать связь?

– Я скажу то, что думаю. Если кто-то другой имеет схожее мнение, это только доказывает мою правоту. Я считаю, что пока не будет такого порядка, о котором я говорил, мы будем буксовать.

– Кто изменит этот порядок?

– Не думаю, что это буду я…Я могу тут приводить свои мысли, но действовать, очевидно, мне никто не даст. Как приблизить перемены?  Могу высказать свое мнение, где искать лекарство от этой болезни, предложить обществу его принять. Перед выборами в 9-й Сейм я предлагал изменить выборную систему  - от пропорциональной перейти на мажоритарную или смешанную. Чтобы в государстве работала не коллективная ответственность, нужно вернутся к индивидуальной ответственность, чтобы избиратели знали, какой депутат их представляет в парламенте. Я подал такой закон о выборах в первый рабочий день 9-го Сейма, но  сожалению его отклонили. Сейчас об этом начали говорить как о чем-то малоизученном и неизвестном, но закон уже подготовлен. Это никоим образом не противоречит настроениям общества, и для этого нет необходимости в кардинальных изменениях в Сейме. А что еще я могу сделать? Я работаю в тех условиях, какие есть.

– Нельзя сказать, что у вас нет уж такого влияния. Фракция «Согласия» довольно большая, и у вас есть союзник – ЛПП/ЛП. И вы знаете, что сейчас речь идет о новом правительстве, возможно, в течение ближайшего месяца.

– Ну нет, в этом году правительство вряд ли сменится. Новогоднюю речь произнесет этот же премьер. Домбровскису ничто не угрожает, в том то вся и проблема, что он может оставаться таким недотепой. Летом ничего не делал, теперь перед подачей бюджета опять начинает суетиться, хотя все обязательна были известны уже давно. Какое бы правительство сейчас не пришло, оно должно будет выполнять обязательна, которое принял на себя кабинет Домбровскиса. Я как политик могу понять, почему «Новое время» весной тянуло с объявлением о сокращении бюджета, ведь близились выборы в самоуправления. Понять, но не поддержать! Но почему проволочки сейчас, когда  четко известно, что надо будет делать то, что было обещано международным кредиторам?

– Нет политического желания?

– Политического желания не хватает, но не это основная проблема. Зачастую мудро взятая пауза может дать лучший результат, нежели активные действия. Но сейчас не такой случай.

– Как Вы оцениваете возращение Шкеле в активную политику и намерение стать следующим премьером? «Народная партия» в одиночку этого сделать не может, а только найдя партнеров, например в лице «Центра согласия».

– Мне не позволительно обсуждать кандидатов в премьеры от других партий, если у нас самих есть свой кандидат в премьеры.

– То есть ни Шлесерс, ни Шкеле не могут надеяться стать премьером, потому что вы первый на очереди?

– Я только хотел сказать, что не буду комментировать амбиции и шансы других политиков. У меня нет времени их оценивать. Вы не поверите, но у меня даже нет времени особо вникать, что происходит в Рижской думе, потому что нам из четырех партий надо создать одну. Юридические решения приняты, теперь идет практическая работа. После нового года у нас будет единая партия «Согласие», которая вместе с Социалистической партией создаст объединение «Центр согласия». И этот процесс еще не закончен, потому что еще две партии высказали желание присоединится. Мы открыты – приходят новые люди, которые поверили в наши усилия. Мы становимся все более латышскими, очень многие русские избиратели в Риге ушли к Шлесерсу.

– Но к вам пришли от  «ЗаПЧЕЛ».

– Не сильно, те, кто разочаровался в «ЗаПЧЕЛ» на выборы не пошли. Так показывает наша статистика… В любом случае, сейчас моя важнейшая задача не гадать, каким будет новое правительство, а создать сильную социал-демократическую партию. Я уверен, что это будет крупнейшая политическая сила в Латвии, в ближайшее время мы планируем перешагнуть за 10 000 членов.

– Социал-демократия и согласие, это, конечно, звучит хорошо. Но не может быть так, что, выдвигая эти лозунги, члены вашего объединения работают против ваших идей. Если я не ошибаюсь, в вашей партии состоит Козлов – издатель газеты «Вести сегодня»?

– Козлов пока что член партии «Новый центр». Пока что партии «Центра согласия» суверенны и я не могу отвечать за Козлова. После нового года – да, тогда и спрашивайте меня, когда я буду председателем правления объединенной партии.

– Если бы один Козлов. Вопреки идеям согласия Урбановича работает один из ваших самых заметных идеологов – Николай Кабанов. В его статьях можно найти даже призывы возродить Российскую империю.

– Мы создаем обширную политическую силу. В начале был союз с ЗаПЧЕЛ, где звучали свои упреки – надо ли с такими работать. Мы разошлись. Сейчас есть отдельные личности, которые говорят вопреки целям согласия. Но мы впитываем в себя самые разные мнения. У нашей партии не только традиционная жажда власти, но и внутренняя дискуссия и развитие, которое многие люди оценили.

– Вне эти дискуссии не особо заметны, хотя деятельность вашей партии очень подробно описывают как минимум две русскоязычные газеты. Ни разу из ваших уст не было услышаны упреки в адрес Кабанова, что он вредит идеи согласия, так же как и про российских политиков, выступающих против Латвии.

– У нас много разных людей. Мы не пытаемся кому-то закрыть рот, а ищем точки соприкосновения. Да, есть газета «Вести сегодня» и журналист Николай Кабанов, который в ней высказывает свое мнения. Но это не мнение партии. Это профиль «Вестей сегодня» и очевидно среди читателей есть спрос на такого рода мысли. И у «Latvijas Avīze» есть свой – национально консервативный профиль. У «Diena» был свой профиль, посмотрим, каким он будет сейчас. У «Neatkarīgā есть свой профиль. У всего у этого мало связи с политическими партиями, в которые кто-то вступил. Вы тоже могли бы быть членом «Согласия» и пытаться убедить, что именно предлагаемый вами путь самый лучший. Я не знаю, какое мнение победило бы.

Ошибочно думать, что есть какие-то правильные камни, уложенные в путь развития общества. Существуют различные аксиомы, которые никто не в силах воплотить в жизнь. Ясно одно, русским и латышам, которые живут в Латвии надо искать свою формулу сосуществования. Без этого у нас дела не будут идти хорошо.

– Каковы в действительности ваши отношения с партией Шлесерса: в одном интервью вы говорите, что у ваших партий похожие избиратели, в другом, что у вас «разная кровь».
– В политическом спектре мы находимся рядом с двумя политическими силами – с одной стороны с ЗаПЧЕЛ, с другой с ЛПП/ЛП. Я считаю, что это не причина для дрязг, а хорошая возможность для сотрудничества. С ЗаПЧЕЛ оно не сложилось, так как своей главной целью они поставили нас обойти, а вот сотрудничество с ЛПП/ЛП сложилось успешно. Мы видим не различие, а общее. Предвыборная риторика ЛПП/ЛП сблизила наших избирателей и этим сблизила и нас. В Рижской думе у нас, я даже так скажу, образцовое сотрудничество, которое, естественно, дает возможность думать и надеяться и на сотрудничество в будущем Сейме. Однако, если вы меня спросите, будем ли мы идти одним списком, я скажу «нет». «Другая кровь», в первую очередь - это означает, что мы по-разному устроены. У нас другое кровоснабжение.  Внутри «Центра согласия», как я уже говорил, происходит множество дискуссий и сомнений, ссор. Даже если Урбанович или Ушаков в один день сойдут с ума, «Согласие» из-за этого не исчезнет, найдутся новые лидеры и это уже происходит. В ЛПП такого нет, там один яркий лидер. Но это не плохо. Я ничего плохого не могу сказать про Айнара Шлесерса. У него уникальная политическая интуиция и это ему определенно позволяет говорить о более тесном сотрудничестве. Но я даже из лучших побуждений не могу изменить «кровотечение» своей партии. С этим приходится считаться. Поэтому у нас будет свой список, но ЛПП/ЛП - наши ближайшие партнеры.

– Какие отношения Латвия может создать с Россией? Российские послы говорили, что отношения могли бы быть и лучше, но фон «не тот» - что-то здесь в Латвии не правильно пишут или говорят.

– Здесь есть две стороны. Я считаю себя специалистом по российским делам, постоянно слежу, что происходит в этой стране, но даже мне сложно предугадать, как может развиваться российская внутренняя и внешняя политика, даже отношения с Латвией. Можно часами считать, какие факторы влияют на поведение российского премьера. Это, естественно, надо изучать, об этом можно говорить на комиссии Сейма по иностранным делам. Я считаю, что для нас важны и выгодны хорошие экономические отношения с Россией. Есть только один нюанс – не из-за России они нам нужны. Пусть российские политики сами думают о своих интересах. Я уверен, что от этого польза будет именно для Латвии. Я не считаю, что ради этого нам не надо подставлять России спину, не надо жертвовать и самоуважением. Я только повторяю, надо помнить, что хорошие экономические отношения выгодны для Латвии. В Европе мы можем получить кредиты, но бизнес-сотрудничество чаще всего идет с Востоком. Не нужно реагировать на все высказывания Жириновского и ему подобных политиков, не надо им уподобляться. Если мы будем реагировать на все их глупости и провокации, то будем лить воду на их мельницу. К сожалению, мы спотыкаемся о  то, что у нашей внешней политики партийный, а не государственный подход. Внешнеполитическое ведомство уже много лет находится в ведении «Народной партии», конечно, Марис Риекстиньш очень профессиональный дипломат.

– Теперь еще и господин Калвитис стал дипломатом.

– У «Народной партии» сложились очень хорошие отношения с Кремлем. Это результат этой внешней политики. Я не говорю, что это плохо, главное, с какой целью это происходит. По каким-то личными, корпоративным интересам или на благо страны.

– И что? Это происходит на благо страны?

– Не знаю, я на том ужине не присутствовал. И не Путин, ни Калвитис мне о нем не отчитывались.

Марис Антоневич, Волдемар Крустиньш
20.10.2009

Источник - http://www2.la.lv/lat/latvijas_avize/jauna...esis/?doc=65705

Перевод Riga.Rosvesty



 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Riga.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©